Как колоть и разделывать (освежевать) свинью самому

        Вопрос:

        Семеныч, привет! Расскажите, как выращивать, колоть и разделывать поросенка собственными силами в сельских условиях? Заранее спасибо!

Ватсон, Брянск.

        Ответ:

Свинья, как ее освежевать

Свинья, как ее освежевать

        Привет, "Ватсон" из Брянска!

        Ваш приятель Холмс вряд ли стал спрашивать про это с его опытом во многих сторонах жизни.

        Впечатлительных и слабонервных людей сей ответ лучше не читать. Долго, нудно, в натуралистических подробностях, а оно вам надо терять время и нервничать, тем более, что заниматься таким скорее всего никому не придется, за малым исключением?

        /А чтобы протестировать вас на слабонервность, сразу же скажу, что в частных хозяйствах курам, уткам, гусям, перед тем, как их ощипать,отрубают головы топором, кроликам суют в нос шило, овцам и козам перерезают глотки, свиней режут, вернее колют кинжалом в сердце, коров и быков, а также лошадей сначала оглушают ударом кувалды по лбу, лишь потом перерезают глотки. Массовый забой животных на мясо производят на пунктах забоя в большинстве случаев разрядом электрического тока.

        Если у вас после этого не отпало желание читать материал далее, то знакомьтесь с ним./

        Шутки шутками, но мне за свою жизнь пришлось помогать резать свиней общим количеством в несколько десятков штук. И хотя все это происходило в далекие прошлые годы, нынешняя память помнит все в мельчайших подробностях. Превращать домашнюю свинью в тушу с помощью ружья не стоит, Огнестрел допустим лишь на охоте за дикими родственниками свиней.

        Сознаюсь, что кинжал в руки сам никогда не брал, но все остальное делал. А технология превращения живого порося во вкуснятину имеет много нюансов.

        Без истории в этом рассказе никак обойтись невозможно. А надо сказать, что на Руси без свинины никак нельзя. Насколько знаю, в древней Греции ее также предпочитали, как и во многих других странах. Нет, мусульмане ее как то не очень, например в советской армии они сначала не ели ничего связанного с ней, потом через месяц-другой службы ели щи и борщи, выкидывая из них куски свинины. А потом уплетали за обе щеки, оправдываясь тем, что аллах не видит этого по каким то причинам.

        Вегетарианцы по определению не едят свинину, как и прочее мясо любых животных. Хотя наши ученые от медицины утверждают, что в месяц следует как минимум раз в месяц съесть по кусочку мяса и печенки для улучшения состава крови. А маленьким детишкам, обходившимся без мяса, и вовсе потом во взрослом возрасте придется столкнуться с проблемами от такого воздержания.

        Что мы имеем с животного с наименованием свинья? Ясное дело - под этим общим названием могут быть не только свиньи, но и поросята и хряки и боровы и другие прозвища типа кабаны, чушки, кнуры и прочая, прочая, прочая...

        Если несколько в более конкретном варианте рассмотреть сии слова, то под понятием свинья подразумевается особь женского рода, под понятием кабан или хряк - мужские представители, под понятием боров - выложенный кабан, то есть лишенный своего мужского достоинства. Если не произвести с кабаном-хряком эту операцию, то его и жрать не станешь, поскольку мясо будет вонючим и не всякого заставишь такое есть, если только со страшной голодухи.

        Покупали мы обычно поросят на колхозном рынке, либо в дальних и глухих деревнях в молочном возрасте. Когда они еще только молоком и питались.

        После окончания кормления молоком поросятам начинали давать весь тот корм, который ели взрослые свиньи. А ели они почти все, начиная от ... и до более калорийных и питательных продуктов. В число которых входили отруби, комбикорм, картошка, свекла и очистки от них, остатки человеческой пищи с его стола. Добавляли и хлеб.

        Вспоминаю хрущевские времена, когда с последним была напряженка и для того, чтобы получить на семью несколько килограммов черного хлеба в буханках, приходилось отстаивать длиннющие очереди. Обычно старший брат занимал очередь в магазин с 4 - 5 часов утра, потом прибегал я, потом мать, иногда отец, по тихому отлучившись с работы. В итоге доставалось до четырех с лишним буханок ноздреватого хлеба. По тем временам буханки весили килограмм, а в случае если меньше, то добавлялись еще куски хлеба. Все взвешивалось на больших чашечных весах и обмана не бывало.

        /По неволе всегда сравниваю с нынешними буханками, весящими чуть больше полукилограмма!/

        И, несмотря на огромный красочный плакат в 4 квадратных метра площадью, вывешенный на стене магазина и изображавший пролетарскую руку, ухватившую ручонку несознательного гражданина с белым батоном, укладывающим его в свиное корыто, хлеб все таки доставался поросям. Правда белый хлеб у нас не продавали, но картина была впечатляющая!

        Чтобы закончить хлебную эпопею, расскажу и еще о любопытных эпизодах того времени. Дело в том, что за нашим одноэтажным шестиквартирным домом стоял большой сарай с сеновалом. Жильцы держали в нем всякую живность - кур, уток, коз, поросят, была даже одна корова. За сараем же были картофельные участки, совсем небольшие по паре соток. Но картошка была урожайная, насколько помню, ее сорта были лорх, берлихинген. Они пахли настоящей картошкой, были разваристыми и рассыпчатыми. Не чета нынешним голландским сортам, которые по большей части напоминают собой по вкусу и по внешнему виду желтое хозяйственное мыло.

        Так вот, сразу же картофельными участками шел деревянный забор высотой в два с лишним метра. Между досками не было ни малейших щелей и ограждал забор территорию пекарни, производивший тот самый черный хлеб.

        Естественно, что при таком хлебном дефиците работники пекарни таскали буханки с нее всеми мыслимыми и не мыслимыми способами, в числе которых был и следующий. Перед окончанием смены рабочие с оглядкой по сторонам подбегали и совали под забор по нескольку буханок. Потом спокойно выходили через проходные под пристальным взглядом сторожа. И шли по картофельным участкам к месту захоронения, забирали припрятанное и со спокойной душой и чистой совестью направлялись домой.

        Мне, мальчонке начальных классов, не составило большого труда прознать про такие их злодеяния. И перед окончанием смен я отправлялся на охоту, быстро обходил весь забор, вынимал обнаруженное из под него и заносил в сарай. С целью дальнейшего использования продукта по его назначению. Кому то же надо было бороться с ворьем, если охрана не справлялась с возложенными на нее обязанностями!

        Кроме указанной пищи для свиней, а также для кур и уток, мне и брату в обязанность вменялось ходить на луга и собирать листья мать-и-мачехи в здоровенный трофейный немецкий рюкзак. Мне не под силу было такое поднять и его тащил брат. Иногда, правда совсем редко, мы с лугов спускались к речке и собирали со дна ракушек-перламутриц. Приносили их домой и вываливали в огромный чугунок, который мать задвигала в русскую печь. Ракушки варились час-другой, после чего я усаживался на низенькую скамейку и выковыривал из раскрытых створок сварившееся мясо. Потом мне довелось узнать, что так делать было не хорошо, ракушек следовало беречь и сохранять. Но к тому времени я узнал, что помимо меня их ловили и для производства пуговиц, а на море ловили устриц и мидий для еды, не говоря уже о морских ракушках, из которых добывали жемчуг. То есть кому то можно, а мне нельзя? Дудки!

        Но вернемся к нашим баранам, в смысле к поросятам. Росли они не по дням, а по часам, все время прибавляя в весе. Была бы для них еда. Давали им и воду, но больше им все таки нравилась сыворотка, которую мне наливала в ведра мать, когда работала на сепараторной. Было такое помещение через пару домов по нашей улице, куда из окрестных колхозов привозили молоко и сбивали из него сливки, сметану, сливочное масло, делали творог. Сыворотка от производства этих продуктов просто выливалась во дворе на землю. Поэтому мне и не возбранялось забирать часть ее и относить свиньям. А уж они ее пили куда охотнее простой воды.

        Все время говорю о свиньях, но точнее следует говорить о них в единственном числе, так как содержать и кормить более одной животины было невозможно, как их было прокормить? Было пару раз, когда держали и двух поросят, но одного из них приканчивали уже через месяц-другой по причине нехватки кормов.

        Жили свиньи в закутках, то есть в сарае выделялось место площадью примерно два на два метра, настилались полы из деревянных досок, делалось ограждение высотой в метр, устраивалась дверца-калитка, закрывавшаяся на поперечный брус. В самом закутке устанавливалось корыто для корма, в углу бросалась охапка соломы для более приятного времяпровождения.

        Поскольку свины жили по своим правилам, то за ними постоянно приходилось убирать. Для чего использовались обычные огородные тяпки, коими скоблили полы и выгребали в кучи навоз. В досках пола были щели, а под полом копали яму для сбора мочи.

        Все это добро не пропадало, а периодически выносилось на картофельный огород и использовалось для его удобрения. Весной или осенью, когда на нем не было картошки.

        Порося обычно покупали по весне и кормили все лето. Срок откорма чаще всего был от 6 и до 8 месяцев. Если колоть его раньше, то он еще не набирал кондиционного веса, а если позже, то считай, что корм зря потратил.

        Нет, бывало, что резали и раньше указанных сроков, если возникали какие то обстоятельства, в числе которых было отсутствие корма, было нечего самим есть и свининка очень становилась кстати. А бывало пару раз, когда попадались неудачные породы, не росли поросята и все тут! Тогда им присваивалось почетное звание "Тузик" , например, "Тузик 18" или "Тузик 19" /по аналогии с Людовиками/. И их снимали с довольствия со всеми вытекающими последствиями.

        В зависимости от породы, корма и продолжительности жизни, свиньи достигали веса от 6 и до 12 пудов живого веса. Отдельные экземпляры бывали и больше, но мне таковых лицезреть не доводилось.

        Оптимальным считалось колоть свинов к ноябрьским праздникам по причине наступающих холодов (не портилось мясо из-за низких температур, заканчивались корма, да и праздник 7 Ноября можно было встретить с мясными продуктами на столе.)

        К событию по резке порося начинали готовиться заранее. Отец запасался бензином, проверял работу паяльной лампы, которую использовали для того, чтобы осмолить тушу. Нет, примерно до 1960 года действовал официальный запрет на обработку шкуры животных. Обжигать щетину можно было только на костре из соломы. При этом способе кожа поросят должна была сдаваться на заготовительные пункты, а потом поступать на обувные фабрики для производства обуви. Но эти запреты всячески обходили, возни с соломой было много, да и сало без шкуры было уже не полноценным. По моим пацанским понятиям сало без шкуры не могло представлять из себя сало.

        Хотя видел, как однажды в гостях у нас был знакомый инкассатор, сдавший мешок с деньгами на предприятие, выпивший по этому поводу и все пытавшийся похвалиться выстрелом из табельного пистолета. Так вот этот мужик откладывал шкурки от сала в сторону и не ел их! Говорил, что у него проблемы с желудком, а в шкуре от сала есть щетинки, что царапают его брюхо изнутри. Вот чудик, щетинки то светлые и их не видно. Если бы они были черными, как бывает у пятнистых свиней, то и я бы такие не ел.

        Накануне вечером порося не кормили, как это делалось в обычные дни. И он визжал то ли от голода, то ли от предчувствия неладного в дальнейшей его судьбе. Поить водой - сколько угодно, чище в брюхе будет.

        Вставали с рассветом, из сарая выносили дощатый деревянный щит размером более животного. Отец выкуривал "козью ножку" из ядреного табака, засовывал за голенище сапога самодельный кинжал, у которого был острый конец и тупые кромки.

        После чего заходил в закуток, просовывал с правой стороны порося руку и хватал его за левую ногу, моя задача состояла в том, чтобы одновременно ухватить животное за задние ноги. При наших слаженных и одновременных действий одним рывком поросенка валили на бок, а батя втыкал кинжал прямо в поросячье сердце, стараясь, не вынимая орудия убийства, несколько раз повернуть клинок в стороны для надежности убоя.

        Когда вес свиньи зашкаливал за 10 пудов, то нам помогал и старший брат. Мы с ним вдвоем держали задние ноги, иначе животное могло вырваться и носиться по закутку, сшибая резаков.

        После нескольких минут конвульсий все заканчивалось, батя вытирал кинжал о тряпки, затыкал ими дырку в туше, чтобы кровь не вытекала.

        Потом тушу волокли на деревянный щит и огнем паяльной лампы осмаливали все участки так, чтобы не оставалось щетины. Затем смолили по второму разу да так, что шкура становилась совершенно черной, при этом не следовало переусердствовать, так как шкура могла и потрескаться от чрезмерного пламени. Особенно это наблюдалось в районе брюха между задними ногами.

        К окончанию операции я бежал домой и приносил с кухни ведра горячей воды, заранее нагретой в русской печи в огромном чугунке.

        Мои дальнейшие действия заключались в зачерпывании горячей воды из ведра большой кружкой, после чего она выливалась на определенные участки туши, которые в это время отец скоблил огромным хозяйственным ножом. В результате означенных манипуляций туловище становилось ослепительно белым.

        Затем отрезались свиные ножки по суставам. А потом двумя резами вскрывалось брюхо от самого горла и до хвоста. Я торжественно хватал вырезанную полосу с названием подчеревок и нес на кухню. Мать с бабкой резали на небольшие куски принесенное и укладывали на раскаленную сковороду. Добавлялось немного соли и спустя совсем небольшое время в растопленном свином жире плавали аппетитнейшие кусочки мяса.

        А в это время батя черпал кружкой кровь из свиного нутра и выливал в освободившееся от горячей воды ведро. Некоторые присутствовавшие наблюдатели процесса угощались свежей кровью. За все время лишь раз попробовал этот напиток викингов. Горячая, солоноватая на вкус жидкость, говорят - полезная, но мне она как то не показалась.

        Батя тем временем начинал извлекать содержимое чрева. Первым делом доставалась печенка и из нее аккуратно вырезался желчный пузырь. Это была очень важная операция, если желчь выливалась на требуху, то почиталось, что все безнадежно испорчено ее мерзким и горьким привкусом. Следующим этапом моей подсобной деятельности была доставка ведра с кровью и печенки на кухню. И то, и другое помещалось в две пустые сковороды и жарилось до готовности.

        Я вновь спешил к разделываемой туше, но уже с большими тазами. Поочередно извлекаемые сердце, легкие, желудок, кишки раскладывались по отдельности. Мочевой пузырь опорожнялся, его надували и завязывали с двух сторон, а потом вешали на ближайший забор, где он и висел, пока его не пожирали допрыгнувшие собаки. А надо сказать, что они постоянно прибегали, почуяв соблазнительный запах свеженины. Вылизывая пролитую кровь и хватая отброшенные обрезки из числа нескромных составляющих свинского организма.

        Вновь принесенной горячей водой промывались все полости требухи. Особое внимание уделялось толстым и тонким кишкам, а также желудку, поскольку они содержали остатки пищи и продуктов пищеварения.

        В кладовке, примыкавшей к дому, размещалось все извлеченной из порося и отрезанное от него.

        Затем наступал следующий знаменательный этап - тушу взваливали на большие санки и волокли все в ту же кладовку. Через разрезанную глотку просовывалась веревочная петля и захлестывалась на свином пятачке. После чего веревка перекидывалась через потолочную бревенчатую балку и натягивалась так, что туша зависала во всю свою длину; конец веревки вязали к металлической скобе специально имеющейся на стене кладовки. В подвешивании участвовали двое, а то и трое человек, в зависимости от веса туши. Внизу ставили таз для сбора остатков стекающей крови.

        По самой холке свиньи, там где толщина сала была максимальной, ножом делался надрез для определения оной. Максимальная толщина бывала в 4-5 сложенных вместе пальцев руки взрослого мужика. То есть около 12 сантиметров.

        За последующую ночь туша охлаждалась до уличной температуры, так как в кладовке было ничуть не теплее, чем на улице.

        Участники забоя свиньи шли в кухню, где на столе уже шкворчало содержимое сковород в виде жирного и постного мяса, готовых к употреблению печени и крови. Помимо упомянутого, на столе стояли миски со свежесваренной рассыпчатой картошкой, квашенной капустой и мочеными грибами с луком и подсолнечным маслом. И капуста и грибы извлекались из холодного погреба, стоявшего на соседнем огороде. Скибки черного ноздреватого хлеба, нарезанного крупными ломтями в большую миску уже не вмещались на столе и помещались на подоконнике.

        Ну, и конечно, в центре стола стояла бутыль с самогоном собственного изготовления.

        Батя разливал по большим стаканам самогон, произносились соответствующие случаю тосты, обычно со словами по поводу октябрьской революции, крепости советской власти и т.п., поскольку пиршество происходило по большей части именно в эти дни.

        За столом собирались все члены семьи (отец, мать, бабка, брат и я). Батя выпивал два-три полных стакана, брат не более пары, я по причине возраста не более одного, а женская половина и того меньше.

        Но надо сказать, что особого опьянения не было по причине очень большого содержания жира в свинине. А закуска из белых груздей, волвенок и рыжиков была приятным разнообразием на столе.

        После застолья мужчины отправлялись соснуть часок-другой, женщины оставались хлопотать на кухне.

        Вечером ужинать никто не хотел, все лишь пили воду похолоднее, а при наличии брусничной воды в огромной двадцатилитровой бутыли - ее.

        На следующий день после обеда кухонный стол чисто убирался и на нем расстилалась клеенка. Поросячью тушу приносили из кладовой и укладывали на стол. Особым деликатесом почитались свиные уши и хвост, их употребляли в холодном виде, сразу же отрезав, после затаскивания на кухню и обмакивания в соль.

        Рядом со столом ставили большой ящик, сколоченный из досок и кадушку-ушат. На стол высыпалось несколько пачек соли самого крупного помола. Батя отрезал длинные и широкие ломти сала со спины порося, долго макал их в соль всеми сторонами и укладывал в ящик, вновь щедро присыпая сверху солью. А надо сказать, что сало лишней соли никогда не возьмет, лишь столько, сколько ему нужно.

        Сало без прослойки мяса можно делать, но все таки с мяском куда вкуснее, чем без наличия такового. Поэтому при заготовке сала надо смотреть самому, сколько мяса на нем оставлять. Правда если много оставишь на сале, то на ребрах его будет совсем мало.

        В конце-концов от туши оставался лишь остов из позвоночника и ребер, а также голова и 4 окорока, передние поменьше, задние побольше.

        После заполнения ящика он относился в кладовую и плотно прикрывался крышкой. Потом заполняли кадушку-ушат. На самое дно укладывались сначала большие задние окорока, вывалянные в соли, потом передние, а потом и порубленные на части ребра. Все вновь пересыпалось солью и сверху накладывалась круглая крышка, которой придавливали уложенное рядами мясо. Образовавшийся рассол полностью покрывал нижние окорока.

        Кадушку сверху накрывали мешковиной. Все эти укрывания были нелишними, так как в противном случае грызуны в виде крыс и вездесущих мышей толпами носились по ночам вокруг, хотя и нещадно излавливались и мышеловками и котами.

        Свиные ножки и голова подвешивались на веревках к потолочным балками, и, судя по их сохранности, до них добраться грызунам было не под силу.

        Холодильников по тем временам у народа не было, даже продовольственные базы обходились подвалами-ледниками, которые рыли в земле, заполняли ледяными глыбами, пересыпая их опилками во избежание интенсивного таяния. И скоропортящиеся продукты могли неделями находиться в таких естественных холодильниках, нисколько не портясь. Но у нас такового подвала со льдом не было, поэтому приходилось обходиться по другому.

        Печень и кровь съедали в первую неделю. Пластины свиного жира перетапливались и помещались в трехлитровые банки, которые ставили в подвал под домом и использовались по мере надобности. Из сердца и легких делали ливер, которым заполняли хорошо промытые кишки, после чего они жарились на сковородах. Колбасы и сальтисоны делались редко, украинцы, белорусы и поляки, не говоря о немцах, по ним большие специалисты.

        Наш сосед по дому как то сделал несколько банок свиной тушенки, да как не так, они у него большей частью вздулись и пришлось все выбрасывать. Мы, глядя на него, не стали рисковать. В конце-концов зима длинная и холодная, в погребах и кладовке продукты из свинины могут лежать до их употребления.

        Те же голова и ножки уходили на новогодний холодец.

        Сало было готово к употреблению уже через пару недель. Куски поменьше очищались от большого налета соли по их поверхностям, резались на тонкие ломтики, раскладывались на тарелке, сдабривались горчицей (мне как то был вопрос по ее приготовлению, там элементарно изложен рецепт изготовления настоящей) и съедались за милую душу, оптимальнее еще холодными, сразу же по прибытию из холодного помещения кладовки.

        Солонину из кадушки-ушата извлекали по мере необходимости и в нужном количестве. Их вымачивали в кастрюлях с водой, а блюда, приготовленные из них - супы, борщи, щи, никогда не солили. Нормально получалось.

        К весне солонина заканчивалась. Сала же хватало на весь сезон (зиму-весну-лето и осень). А надо сказать, что соленое сало продукт универсальный, не портящийся даже жарким летом, бери его хоть на рыбалку, хоть в поход, не отравишься, не то, что колбасой, зеленеющей за несколько часов на солнечном припеке.

        После того, как солонина заканчивалась, то приступали к выемке окороков. Их подвешивали на внешней стороне русской печи на вбитые для этой цели гвозди. Печной жар выходил через дымоход по большей своей части, но и поступал наружу печи. В результате окорока подсыхали, на них появлялся слой соли толщиной до сантиметра. Через недели три-четыре можно уже было снимать пробу. Соль счищалась с участка окорока, отрезался ломоть и резался на небольшие дольки.

        Небольшая прослойка сала по верху с нежнорозовым мясом под ней, после помещения такой дольки в рот, таяла. Нигде и никогда мне не доводилось пробовать подобное произведение кулинарного искусства, как в те далекие годы!!! То, что продается в наших магазинах лишь жалкое подобие той ветчины.

        Последние пару лет ездил на родину, там ныне продают "березинский окорок" (по названию деревни Березино, где коптят соответствующую продукцию), есть в ней что напоминающее те окорока, но все таки далеко не то.

        По причине бесподобных вкусовых характеристик те старинные окорока ветчины имели свойство за довольно таки короткие сроки времени исчезать, то ли таяли, то ли усыхали, но скорее всего по тихому поедались членами семьи. И на их месте уже висели обрезанные со всех сторон кости, называемые "пистолетом" из за своей конфигурации.

        Лишь под страхом примерного наказания один окорок мог дожить до весенней посадки картофеля, когда на поле нужно было брать именно такой деликатес. И, закопав последнюю картошину в землю, вся семья садилась в кружок, доставались припасы снеди, главным украшением которых была изумительная домашнего приготовления ветчина!

        У нас на Брянщине всегда говорили - есть на зиму картошка и сало, значит перезимуем. Несмотря ни на какие отсутствия продовольствия в округе в частности, и в стране в целом.

        Чем бы еще дополнить мой рассказ?

        Что больше всего любят поросята и свиньи всех возрастов? Это когда они получают удовольствие, а оно заключается в следующем - подходишь к ним и начинаешь чесать за ухом. В ту же минуту животина валится на бок и начинает блаженствовать! И балдеет от счастья на протяжении всего времени действа. Но не дай вам бог сунуть свою руку в свиное рыло, можете и без пальцев остаться.

        Старое и уже пожелтевшее сало не выбрасывают, а используют для приготовления украинского борща. Не верите? Читайте рецепты.

        Не могу есть жареных молочных поросят, у меня одно упоминание об этом наводит на мысль о поедании младенцев.

        Свиньи очень сообразительные существа, говорят, что они по своему интеллекту стоят в одном ряду с людьми и дельфинами. И когда вы говорите какому нибудь человеку, что он свинья, то это не всегда звучит как оскорбление.

        Однажды батю пригласили колоть свинью весом за 16 пудов. Когда он подошел к ней с кинжалом, то она посмотрела на него совершенно разумным взглядом и у нее из глаз потекли слезы. Отец отказался от работы. Через неделю свинья принесла десяток маленьких поросят. Что вы на это скажете?

        У меня и поныне в рыбацких принадлежностях для зимнего лова лежит щетина, добытая отцом с застреленного на охоте кабана. Выдрана щетина с загривка и имеет длину более 15 сантиметров. Ее раньше использовали в качестве сторожков на зимних удочках, очень даже чувствительная, не хуже новых навороченных сторожков.

        На вкус кабанятина даже очень недурна, хотя в последнее время нас и стращают об их всяких нехороших болезнях, по причине отсутствия ветеринарных прививок. Правда некоторые продвинутые владельцы кабаньего мяса сначала опробуют его на бомжах, лишь потом едят сами и то лишь убедившись в отсутствии летальных исходов у последних. Право не хорошо.

        В непосредственной близости от дачного участка (район Мещеры) в лесу масса лежек диких кабанов. А однажды при сборе грибов на Брянщине мы столкнулись с целым выводком диких полосатых поросят. Они с визгом от испуга бросились бежать в стороны. Грибники тоже и подальше от них, так как по рассказам поросята пасутся вместе с мамой, а может быть даже и с папой-кабаном. А встреча с секачем не сулит человеку ничего доброго, особенно при отсутствии рядом высокого дерева, на которое можно заскочить.

        Про свиней есть масса всяких высказываний и выражений.

  1. Нажрался как свинья!
  2. Не будь свиньей!
  3. Не мечите перед свиньями бисер, да не попрут они его ногами.
  4. Свинья где жрет, там и ...
  5. Грязный, как свинья.
  6. Зарекалась свинья г... жрать, зарекалась, да и нажралась.
  7. Я не грязный, а чистый, я просто от роду немного пятнистый! /Оправдание поросенка./

        Между прочим, у свиней есть одна интересная особенность - они никогда не потеют.

        Раньше совсем маленьких поросят в холодное время года по деревням держали в избах до наступления тепла, иначе померзнут в неотапливаемых сараях. Соответственно в таких избах было амбре не очень. Заходит в такую избу одна соседка и спрашивает: "Кумушка, а чем это у тебя так воняет?" Проходит время, порося закололи и готовят из него солянку. Вновь приходит соседка и спрашивает: "Кумушка, а чем это у тебя так вкусно пахнет?" Хозяйка отвечает: "А тем вкусно пахнет, чем раньше так дурно воняло!"

        И многое другое можно сказать об этих существах, как лестного, так и не очень.

        Самое первое воспоминание о зарезанном поросенке, приготовлении из него солянки (так у нас это называлось) и ее употреблении в пищу мне видится как обед в вечернее время за большим столом в присутствии всей семьи, а может и кого то еще. Стол стоит перед большим окном, на котором нет занавесок, а на улице темная ночь. Как потом рассказывала мать, мне в то время было всего два года.

        Отец колол свиней до 75 лет. Ту последнюю, которую он прикончил, из за неверного удара в сердце, вскочила, разметав меня, брата и отца в стороны. Нам пришлось добивать ее лишь после некоторого времени. Больше батя свиней не колол.

        Одна из наших соседок вышла за мужика в почтенном возрасте, на свадьбу они закололи свинью, жили долго и счастливо, пока была свинина. После чего соседка покинула своего бывшего.

        На этом пространный ответ-трактат по свинской тематике заканчиваю, хотя чувствую, мог бы еще примерно столько же рассказать.

Как выращивать свиней

Как выращивать свиней

        Да, вот еще одна история. Уже работая в Подмосковье, довелось как то поехать в стольный град для получения заказанной некоторое время тому назад картиной. Была та картина на героическую тематику и предназначалась для помещения в заводском музее. Заплачено за нее было немало. Пока живописец лихорадочно домалевывал свое произведение, поскольку по каким то причинам не успел нанести заключительный аккорд кистью на полотно, я в ожидании стал ходить по студии. В ней трудились еще несколько выдающихся деятелей классической живописи. В углу висела картина с изображением цехового пролета промышленного предприятия. На входе в цех был изображен какой то партийный деятель, смахивающий то ли на Орджоникидзе, то ли на Кирова. Картина была явно из разряда социалистического реализма.

        Деятель с распростертыми руками шел по свободному от станков проходу, освещаемый лучами солнца через световые окна в кровле цеха. А навстречу ему с также широко раскинутыми руками, мчался во главе группы рабочих руководитель предприятия. Еще секунда и они должны были схватить друг друга в тесные объятия!

        Но видимо в картине что то было не совсем так, а может кто то из изображенных к тому времени был уже в опале. И посему великое творение искусства так и осталось висеть десятилетия спустя от волнующего исторического момента на неподобающем ему месте не выкупленным. Бывает.

        Но рядом с исторической картиной висел еще пахнущий свежей краской другой красочный продукт. На нем был изображен конвейер с крюками, на которых были подвешены разделанные свиные туши. На мой дилетантский художественный взгляд такую картину можно было поместить лишь в музейные запасники. Так как лицезреть такое с вожделением могли лишь те рабочие, которые находились на полотне. (Хотя кто знает, пройдет время и на выставке какого либо новомодного картинного направления, оно будет стоить на порядок выше Рембрандта!)

        Все. Удачи тебе, "Ватсон" в забое свиней, если отважишься на такое!

Рекомендую

Строительство +7 (916) 330-72-88
Пиломатериалы +7 (496) 616-70-57
Бетон доставка +7 (910) 778-77-95
Установка окон +7 (925) 80-214-80
Ремонт окон +7 (903) 249-95-71
Электрики +7 (916) 406-08-15
Спецтехника +7 (910) 463-98-38
Мини-Техника +7 (999) 990-29-79
Срубы +7 (916) 293-71-33
Лаки, краски +7 (985) 031-38-35
Кирпич, блоки +7 (495) 142-55-59

Инересно

Строим баню сами

Как построить баню размером 5 метров / 3 метра и высотой 2,3 метра? Как построить баню размером 5 метров / 3 метра и высотой 2,3 метра? Сколько будет стоить баня? А не привлечь ли шабашников? Сколько будет стоить баня? А не привлечь ли шабашников?
Что из материалов нужно и каким транспортом воспользоваться? Что из материалов нужно и каким транспортом воспользоваться? Подробно о вагонке для обшивки бани изнутри. Подробно о вагонке для обшивки бани изнутри.
Полки из осины или липы? О полах, утеплителе, фольге, гвоздях и саморезах. Полки из осины или липы? О полах, утеплителе, фольге. Окна, двери, банная печка. Окна, двери, банная печка.
Чем топить и как чистить печку. Камни - валуны для печки и весь необходимый для нее инструмент. Чем топить и как чистить печку бани. Где жить? Где жить пока не построился?

Стройматериалы

Перила деревянные Перила из дерева Вагонка Вагонка
Деревянные окна Деревянные окна Доска обрезная Доска обрезная
Доска пола Доска пола Евровагонка Евровагонка
Тротуарная плитка Тротуарная плитка Брус разных видов Брус разных видов

Все для дачи своими руками

Туалет на садовом участке Туалет на садовом участке Качели на садовом участке Качели на садовом участке
Садовая скамья своими руками Садовая скамья своими руками Беседка садовая своими руками Беседка садовая своими руками
Предметы интерьера дачи - колесо от телеги Предметы интерьера дачи - колесо от телеги Будка для собаки чертеж Будка для собаки чертеж

Байки от старого Шабашника

Про то, как нельзя обижать печников Про то, как нельзя обижать печников До чего доводит пьянство на шабашках До чего доводит пьянство на шабашках
Неприличная история Неприличная история История о нахалах История о нахалах
Одна из студенческих историй (кошмарная ночь перед экзаменом) Одна из студенческих историй (кошмарная ночь перед экзаменом)